Живая душа хроники

Живая душа хроникиПопался нам как-то — мне, моему соавтору М. Березко и режиссеру Р. Ясинскому — поразительный документ. Папка с рисунками — быстрыми набросками, сделанными доброй, уверенной рукой где-то в промежутках между боями, в окопах, на привалах, в госпиталях. Месяцев за семь до победы в небольшом белорусском городке Речи-це находился один фронтовик. Вылечился, выздоровел и попросился на фронт. А перед отправкой зашел к знакомой девушке и оставил ей лапку со своими рисунками. Обещал прийти за ними после войны. Но не пришел… Бежали годы, десятилетия, а он все не шел и не шел. А папка с рисунками ждала его в семье гомельской учительницы Ларисы Тихоновны Дейкун, она все надеялась, что вспомнит о них художник, если он жив. И мы решили поискать бывшего старшего сержанта Григория Козлова, хотя бы что-нибудь проведать о его судьбе. Так и началась работа над сценарием документального фильма «О чем шумят деревья…».

Фильм получился небольшим — в нем всего две части, а поиск человека занял много месяцев кропотливой работы в архивах, переписки, переговоров с разными людьми и организациями, и в результате старший сержант и художник Козлов нашелся! Из картины видно, кто и как нам помог его найти и какую роль в этом розыске сыграли его фронтовые наброски. В связи с этим я позволю себе вернуться к истории фронтового художника — бывшего старшего сержанта Григория Козлова. Когда мы узнали, что он жив, здоров и намерен встретиться с учительницей, сохранившей его рисунки, — мы поняли, что стоим на пороге эпизода большого эмоционального накала.

Но как же снять его, не нарушив интимность встречи, как обосновать присутствие кинокамеры и микрофона в школьном классе, куда решил зайти наш герой, чтобы повидаться с Дейкун? Нет, мы не прятали кинокамеры и не скрывали микрофона: мы не делали вид, что нас не существует. Мы только пошли на невинную хитрость и не сообщили Ларисе Тихоновне, какая ее ждет встреча. Но Козлов!.. Он-то знал, к кому идет!..

А потом и в картине мы все, как было, объяснили: что Козлов знал и мы знали, а учительница нет, мы ничего не утаили от зрителя, не выдали себя за «случайных» свидетелей нелегкого душевного излияния… Я не помню случая, чтобы кто-то экранизировал статью или очерк, как, скажем, в художественном кино экранизируют драму и прозу. Мы же часто предлагаем режиссеру статью с кинораритетами — наплывами, затемнениями, шторками. Вместо сценария, предполагающего создание хроники жизни. Хроники, без которой не может существовать документальное кино. Хроники, которая не может жить и без авторского начала…

 

Автор: Эдуард Астахов

Источник: books.google.co.uk